Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
15:04 

Камраду Даумантасу посвящается

TrashTank
"Можно выклянчить все! Деньги, славу, власть, но только не Родину… Особенно такую, как моя Россия"
Утена и танки

Утена (лит. Utena, польск. Uciana, русск. Уцяны) — город на северо-востоке Литвы, около 34 тысяч жителей, административный центр Утенского уезда. Утенский район насчитывает 1 город, 8 местечек и 592 деревни.



Этот небольшой городок со смешным называнием стоял у истоков зарождения литовских автобронетанковых сил. В мае 1919 года части 1-го полка провозглашенной 16 февраля 1918 года Литовской Республики, действуя на линии шоссе Укмерге – Утена, были обстреляны большевистским бронеавтомобилем, двигавшимся в направлении на Видишкяй. Бойцы 6-й роты не растерялись, они завалили дорогу у деревни Клиненай деревьями и вынудили экипаж машины сдаться. В плен попал Ижорский FIAT № 6739, вооруженный двумя пулеметами «Максим». Ему присвоили имя «Жайбас» (Молния).


31 мая 1919 г., торжественная встреча БА "Жайбас" недалеко от местечка Лялюнай

Второй БА пополнил вооруженные силы Литвы за счет Западной Белой армии Бермонта – Авалова. Это был немецкий Erhardt/Daimler. Его нарекли «Саванорис» (Доброволец). А 29 января 1920 г. литовцы получили от Ландсвера на железнодорожной станции Вирбалис еще четыре бронеавтомобиля германского производства - Erhardt/Daimler-Befehlswagen.


Трофейный БА войск Бермонта отличается от германских Даймлеров, это разные модификации – 1915 и 1917 гг. Башенка у «Саванориса» цилиндрическая, у других БА они прямоугольные.

Каждый бронеавтомобиль нес четыре пулемета «Максим». Техника была изношена и повреждена, но могла эксплуатироваться. Из «немцев» был сформирован первый литовский броневой отряд – взвод. Официально он был создан 1 марта. Командиром стал капитан К. Мустейкис. 16 апреля машинам были даны имена:

Даймлер № 4010 – «Шарунас» (литовское мужское имя)
Даймлер № 3992 - «Перкунас» (гроза)
Даймлер № 4004 - «Арас» (орел)
Даймлер № 4026 - «Прагарас» (ад)

В 1920 г. в бронеотряде насчитывалось 8 офицеров и 63 рядовых. Матчасть составляли 6 БА, 19 пулеметов, 19 винтовок, 8 револьверов, 9 автомобилей. Для связи использовалось два телефонных аппарата. Броневики участвовали в боях с большевиками и поляками до конца 1920 г. Безвозвратных потерь не было. Иногда пишут, что FIAT достался немцам, когда они в 1939 г. аннексировали Клайпеду (Мемель) и Клайпедскую область. После завершения боев 13 офицеров и 45 солдат отряда побывали в Риге на курсах тактики и техники броневых войск.



1 января 1924 г. в составе литовских ВС был сформирован смешанный бронеотряд. В него вошли ранее самостоятельные бронеавтомобильные, танковые подразделения и бронепоезда. Его первым командиром стал подполковник И. Крауцевичюс. Затем отряд возглавляли: с 14 декабря 1925 г. подполковник А. Кербелис, с 9 мая 1927 г. капитан С. Асевичюс. С 1 января по 25 августа 1934 г. командовал подполковник А. Шова, после него до 8 августа 1935 г. подполковник З. Талевичюс, его заменил полковник С. Сидабрас. С 1 января 1939 г. Командиром был назначен подполковник П. Гребляускас.

Еще раньше, в 1923 г., когда экономическое положение в стране немного стабилизировалась, правительство Литвы приобрело во Франции 12 легких танков Renault М17 FТ (некоторые источники утверждает, что их было 14). Семитонные машины управлялись экипажем из 2 человек, имели бензиновый двигатель Renault 26 kW/35 AG, скорость 10 км/ч. Башня имела круговое вращение, танк был вооружен 8-мм пулеметом «Hotchkiss» или 37-мм пушкой «Puteaux». В Литве Renault перевооружили: сняли орудия, заменив их 7,92-мм пулеметами «Максим».



В состав 1-й роты бронеотряда Литовской армии входили 12 танков FT-17:

* 1-й взвод - «Kovas» [«Ковас» (Грач)], «Audra» [«Аудра» (Буря)], «Pagieza» [«Пагежа»], «Pykuolis»[«Пикуолис»];
* 2-й взвод - «Drasutis» [«Драсутис» (Смелый)], «Griaustinis» [«Гриаустинис» (Гром)], «Smugis» [«Смугис» (Удар)], «Karzygys» [«Каржигис» (Богатырь)]
* 3-й взвод - «Galiunas» [«Галюнас» (Силач)], «Giltine» [«Гилтине» (Смерть)], «Kerstas» [«Керштас» (Месть)], «Slibinas» [«Слибинас» (Змей)]


Литовские "Рено", 1926 год.

Апогей закупок литовцами БТТ пришелся на 1930-е гг. Парк бронетехники был пополнен сначала 16 британскими легкими коммерческими танками Vickers-Armstrong Carden-Lloyd M1933 (фактически это танкетки, вооруженные одним пулеметом).



А в 1937 г. в Литву пришли еще 16 или 18 танков новой модификации Vickers-Armstrong Carden-Lloyd M1936. Некоторые машины имели радиостанции.



Новые танки отличались от предшественников внешним видом и комплектацией, большими габаритами и массой. Они стали матчастью 3-й роты смешанного бронеотряда.


Торжества по случаю получения литовской армией танков "Виккерс", 1936 г.

В 1939 г., после разгрома Польши, танки 2-й и 3-й рот вошли в освобожденный от поляков Вильнюс. Позже танки дислоцировались у подножия горы замка Гедеминоса. Танкисты заняли места поляков – до войны там находился 3-й саперный батальон Войска Польского. На бывшей польской территории литовские танкисты понесли самые большие в свой истории потери. Причем - без единого выстрела противника. 7 ноября 1939 г., когда кто-то по неосторожности разлил горящее керосиновое масло, в ангарах вспыхнул пожар. Огнем было полностью уничтожено 7 или 8 танков, еще 2 - 3 были серьезно повреждены.



Еще в 1937 году военное ведомство Литвы заказало в Чехословакии 21 легкий танк под индексом LLT . Эти машины были специально спроектированы для литовской армии компанией Ceskoslovensko-Kolben-Danek (CKD). Однако ни один танк в Литву не попал – после оккупации Чехословакии, немцы передали танки своим словацким союзникам.

Кроме того, в 1935 году литовцы приобрели в Швеции БА Landsverk 181, созданные на трехосном шасси Mercedes G3a, чье вооружение было изменено по желанию заказчика: вместо трех пулеметов установлена 20-мм автоматическая пушка Oerlikon и два пулемета «Максим».



В литовской армии броневики Landsverk состояли на вооружении кавалерии – по два в каждом из трех кавалерийских полков.



10 октября 1939 года Литва подписала с СССР договор о взаимопомощи (аналогичный подписанным Эстонией и Латвией 28 сентября и 5 октября соответственно). При этом Советский Союз передал Литве Вильнюс и Виленскую область, до этого входившие в состав Польши.


Литовские войска входят в Вильно. 27 октября 1939 года.

Ограниченный контингент Красной Армии был размещен в Литве в районах Новая Вилейка, Алитус, Пренай, Гайжунай в течение ноября-декабря. Из Вильнюса части РККА были выведены по настоянию литовской стороны. В Литве разместились части 16-го особого стрелкового корпуса, 10-й истребительный и 31-й среднебомбардировочный отдельные авиаполки.

10 мая 1940 г. нацистская Германия перешла в решительное наступление во Франции, англо-французский блок оказался разгромленным.

3 июня советское полпредство в Литве обращало внимание Москвы на стремление литовского правительства «предаться в руки Германии», и на активизацию «деятельности германской пятой колонны и вооружение членов союза стрелков», подготовку к мобилизации.

14 июня пал Париж. В тот же день советское правительство предъявило ультиматум Литве, а 16 июня — Латвии и Эстонии. В основных чертах смысл ультиматумов совпадал — от этих государств требовалось привести к власти дружественные СССР правительства и допустить на территорию этих стран дополнительные контингенты войск. Условия были приняты. 15 июня советские войска вошли в Литву, а 17 июня — в Эстонию и Латвию.

Литовский президент А. Сметона настаивал на организации сопротивления советским войскам, однако, получив отказ большей части правительства, бежал в Германию. На выборах, состоявшихся 14 июля во всех трёх государствах, победу одержали прокоммунистические силы. В Литве явка составила 95,51%, из которых 99,19% проголосовали за Союз трудового народа.

Вновь избранные парламенты уже 21-22 июля провозгласили создание Эстонской ССР, Латвийской ССР и Литовской ССР и приняли Декларации о вхождении в СССР. 3-6 августа 1940 г., в соответствии с решениями Верховного Совета СССР, эти республики были приняты в состав Советского Союза. Из литовской, латвийской и эстонской армий были сформированы литовский (29-й стрелковый), латвийский (24-й стрелковый) и эстонский (22-й стрелковый) территориальные корпуса, вошедшие в состав ПрибОВО.

В составе каждого корпуса (штатная численность 15 142 человека) имелось по две стрелковых дивизии и корпусные части. Военнослужащие носили свою старую форму, но со знаками различия Красной Армии. Использовалось в корпусах и вооружение бывших прибалтийских армий. К началу Великой Отечественной войны в национальных корпусах ощущался большой некомплект командных кадров, тем не менее, части корпусов участвовали в боях в районе Вильнюса, на реке Шелонь, под Сольцами и Старой Руссой, где понесли тяжелые потери. В августе 1941 года они были расформированы.

После того, как начался процесс переформирования национальных вооруженных сил в стрелковые корпуса Красной Армии, встал вопрос о том, что делать с бронетанковой техникой прибалтийских армий. Специальная комиссия Автобронетанкового управления Красной Армии 29 сентября 1940 г. составила «Краткий доклад по автобронетанковому имуществу Литовской, Латвийской и Эстонской армий».

Весной 1941 г. в Прибалтийском Особом военном округе начал формироваться 12-й механизированный корпус. Помимо прочей техники, в его состав были включена и часть танков балтийских государств, а бронеавтомобили оставили в составе разведывательных подразделений территориальных корпусов.


Итальянские танки Fiat 3000, стоявшие на вооружении Латвийской армии.


Эстонский бронеавтомобиль М1928.


Один из легких танков Vickers-Carden-Lloyd (с 40-мм пушкой), состоявший на вооружении Латвийской армии. Данная машина была доставлена осенью 1940 г. для испытаний на полигон в Кубинку, где и находится до сих пор.

К 22 июня 1941 г. в 12-м механизированном корпусе находилось следующее количество танков бывших государств Прибалтики: в 23-й танковой дивизии — 17 «виккерсов» (латвийских) и 2 танкетки TKS, в 28-й танковой дивизии — 8 «викерсов» (литовских) и в 202-й моторизованной дивизии — 16 «виккерсов» (литовских), 6 «Фиат 3000», 6 «Рено FT-17» и 2 танкетки TKS.


Эстонские танкетки TKS.


Камуфляж эстонской танкетки.

Из этого количества с началом войны удалось вывести по тревоге только 6 «виккерсов» в 23-й танковой дивизии, 2 «виккерса» в 28-й танковой дивизии и 6 «виккерсов» в 202-й моторизованной дивизии. Остальные танки были оставлены в парках, так как техническое состояние их оставляло желать лучшего. К 7 июля 1941 г. в 12-м механизированном корпусе оставалось еще 6 танков «виккерс» (по два в каждой дивизии), а остальные потеряны в боях. Последнее упоминание о «виккерсах» удалось найти в документе, датированным 21 июля 1941 г., в котором говорилось, что «на ремонтных базах фронта имеется 2 танка «Виккерс».


«Виккерсы» литовской армии.

Помимо 12-го механизированного корпуса, 8 «виккерсов» оставались в составе разведподразделений 29-го (литовского) стрелкового корпуса. Они были потеряны в первые же дни войны.

Что касается бронеавтомобилей прибалтийских государств, то все они были потеряны в боях или из-за технических неисправностей в первые недели войны.


Разгромленная колонна машин 24-го стрелкового корпуса. Июль 1941 г. На переднем плане виден бронеавтомобиль «Остин» 2-й серии на шасси грузовика Форд.

Более яростные сражения развернулись здесь во второй половине Великой Отечественной войны в ходе Шауляйской операции в июле 1944 года.

В составе 1-го Прибалтийского фронта, кроме 6-й гвардейской, 43-й общевойсковой и 3-й воздушной армий и 1-го танкового Инстербургского Краснознаменного корпуса (советский танковый корпус принято приравнивать по боевой мощи к немецкой танковой дивизии), в начале операции (до 16 июля) приняла участие 39-я армия генерал-лейтенанта И.И. Людникова. Противник, понимая стремление советского командования кратчайшим путем выйти к Рижскому заливу, стал срочно отводить в полосу 1-го Прибалтийского фронта все соединения 3-й танковой армии, уцелевшие в предыдущих боях. Закрепившаяся в районе Двинска (Даугавпилса) группировка 16-й армии немцев получила дополнительное усиление.

5 июля 1944 года части 6-й гвардейской и 43-й армии начали наступление в общем направлении на города Свенцяны (Швенчёнис), Каунас. 1-й танковый корпус, продолжая преследование противника, начатое в ходе Полоцкой операции, вышел в район Архемовце, Девяты, Кляусы. Здесь корпусу было приказано остановиться, чтобы к исходу 6 июля привести в порядок материальную часть и быть готовым к выполнению новой задачи.


Танк Т-34 старшего лейтенанта М. Носова. 1-й Прибалтийский фронт.

В 18 часов 7 июля 1944 года приказом командующего 1-м Прибалтийским фронтом генерала армии И.Х. Баграмяна 1-му танковому корпусу была поставлена задача:
— к утру 8 июля выйти на рубеж железной дороги Двинск — Вильно;
— на участке северо-западнее озер Дзисна и Кретоны обогнать свою пехоту;
— к исходу 8 июля овладеть железнодорожной станцией Утена, в готовности действовать на Поневеж.

Выполняя приказ, 1-й танковый корпус в 24 часа 7 июля начал движение в направлении Утены. К утру 8 июля, преодолев реку Дрисвята, части корпуса встретили яростное сопротивление противника у населенного пункта Видзе. Разведкой было установлено, что оборона противника ведется частями 215-й пехотной дивизии и курсантским полком «Викинг» с 20 танками и самоходными орудиями. Кроме того, на подходящие колонны 44-й мотострелковой и 89-й танковой бригад противник обрушил массированный налет авиации. И здесь судьбу боя решил предпринятый командиром корпуса быстрый и неожиданный маневр. Части корпуса внезапно для противника разделились, обошли Видзе и атаковали с флангов и тыла силами танкового батальона майора А.Т. Удовиченко (впоследствии ему присвоено звание Героя Советского Союза). Противник не успел перегруппироваться и оказать сопротивление.

К 7 часам 9 июля корпус овладел Видзе. В этом бою противник потерял около двухсот солдат и офицеров убитыми, шестнадцать — пленными. Были уничтожены три самоходных артиллерийских установки, двенадцать орудий разного калибра, двадцать пулеметов, двадцать шесть автомашин. Один склад с боеприпасами был сожжен, другой захвачен. Остатки разбитых частей противника отошли в северо-западном направлении. Наши части потеряли одиннадцать человек убитыми и пятьдесят ранеными.

В 11 часов 9 июля части переправились через реку Дзисна. К этому времени общее продвижение частей корпуса в направлении, указанном в приказе от 7 июля, составило 100–115 км. Ожесточенные бои в районе Видзе не позволили корпусу в установленный срок овладеть железнодорожной станцией Утена, что вызвало недовольство командующего войсками 1-го Прибалтийского фронта. Он считал, что корпус не должен был ввязываться в бой в районе Видзе.


Атакует 24-й танковый полк 46-й мехбригады, 1-й Прибалтийский фронт.

9 июля к станции Утена прорвались части 92-го стрелкового корпуса генерала Н.Б. Ибянского и 204-й стрелковой дивизии полковника К.М. Байдака. Совместно с литовским партизанским отрядом «Аудра» («Буря») под командованием П.К. Кутки они перерезали железную дорогу Двинск — Вильно и овладели Утеной.

179-я стрелковая Витебская Краснознамённая дивизия, сформированная на базе 1-й пехотной дивизии Литовской армии, после тяжёлых боев у города Глубокое медленно продвигалась к Утене.

Неожиданно части 1-го танкового корпуса были остановлены по приказу командующего 1-м Прибалтийским фронтом. Корпус был перенацелен с западного, поневежского, направления на северное, двинское, для поддержки правого соседа — 2-го Прибалтийского фронта генерала армии А.И. Ерёменко.

В 20 часов 9 июля 1-й танковый корпус получил приказ:
— к утру 10 июля овладеть населенным пунктом Зарасай;
— в дальнейшем захватить переправы через реку Зап. Двина у Двинска и мотопехотой овладеть городом Двинск.

В ночь на 10 июля корпус начал наступление в заданном направлении.


Погрузка боеприпасов в танк Т-34. 1-й Прибалтийский фронт, лето 1944.

Тем временем, немцы начинают готовить контрудар. К часу ночи 10 июля 1944 года в распоряжение II армейского корпуса (правый фланг 16-й армии группы армий "Север") прибывают роты 502-го батальона тяжелых танков, потеряв по дороге 8 "Тигров" из-за механических поломок.

В 4.00 3-я рота с девятью боеготовыми "Тиграми" переправилась по усиленному дорожному мосту и достигла Даугайляя около 6 часов. 2-я рота, в которой было только пять исправных "Тигров", оставалась в Дегуце, охраняла дорожный мост и занималась танками, поломанными за день до этого. 2-я рота также получила задачу, используя полугусеничные машины разведывательного взвода, произвести разведку противника. Установив контакт с 1-м батальоном 377-го гренадерского полка (у которого была задача на участке 225-й пехотной дивизии охранять дорогу Дюнабург -- Кауен у Даугайляя), 3-я рота атаковала Гарняй и заняла высоту 216 в 2 километрах к юго-западу.

Продолжая продвигаться вперед по узкой полосе местности, на которой иногда попадались отдельные участки леса, рота вновь завязала бой с сильными противотанковыми подразделениями и пехотой, которые оказывали упорное сопротивление, используя средства ближнего боя. Были подбиты два танка в результате попадания в башню (командирскую башенку и пушку) из противотанкового орудия. Дальнейшее продвижение роты привело бы только к тяжелым потерям и не могло привести к быстрому выполнению задачи. Рота получила приказ сразу после полудня внезапно прекратить боевые действия у Гарняя и установить контакт с 305-м гренадерским полком. Вместе с полком затем следовало выдвинуться без промедления к Пилконяю с северо-востока.



Незадолго до 13 часов батальон получил приказ для 2-й роты в Дегуце выдвинуться вдоль дороги Дюнабург -- Кауен через Даугайляй, а затем далее следовать до Утены. Она должна была поддержать атаку пехотного полка 225-й пехотной дивизии. Но в 14.00 был получен приказ, отменяющий предыдущий. 225-я пехотная дивизия, которая атаковала Утену своими подразделениями с утра, внезапно прекратила боевые действия. Дивизия получила приказ от группы армий "Центр" как можно скорее прибыть в Вилкомир, но не ввязываться в бой. 2-я рота, которая уже была готова к атаке семью "тиграми", была остановлена, и ей было приказано вернуться на свою прежнюю позицию в Дегуце для охраны и усиления только что образованной оборонительной позиции 205-й пехотной дивизии.

В 18.30, пополнив боеприпасы, 3-я рота двинулась на юго-запад от Кателяя (через Бринклискес) вместе с 335-м гренадерским полком. Роту "Тигров" сопровождали лишь незначительные силы пехоты (80 человек) и самоходные орудия. Атака роты заглохла у высоты 188, где противник вновь стал оказывать упорное сопротивление силами пехоты и противотанковых орудий. Когда стемнело, атаку пришлось остановить на достигнутом рубеже, потому что только два "Тигра" из оставшихся семи все еще были способны вести бой. Пять машин поломались из-за больших нагрузок на двигатели, полуденного зноя и длительного марша по дороге в предыдущий день. Пехота, которая была направлена для взаимодействия с ротой, с большим трудом была подтянута на позицию на высоте 181 (для обеспечения безопасности в ночное время).

Для того чтобы сменить 3-ю роту и вызволить пять "Тигров", которые вышли из строя из-за поломок, 2-я рота была подтянута в Кателяй из Дегуце. Из этих танков только два "Тигра" достигли цели вскоре после полуночи. Остальные сломались по дороге.

11 июля, опасаясь охвата с правого края, немцы начали отступать...

27 июля 1944 года совместными усилиями 1-го и 2-го Прибалтийских фронтов был освобожден город Двинск. Одновременно войска 2-го Прибалтийского фронта освободили город Режицу (Резекне). На этом выполнение задачи Режицко-Двинской операции было успешно завершено. В этот же день войска 51-й армии генерал-лейтенанта Я.Г. Крейзера, переданной из резерва Ставки в распоряжение 1-го Прибалтийского фронта, и 3-го гвардейского механизированного корпуса генерал-лейтенанта танковых войск В.Т. Обухова, переброшенного сюда с 3-го Белорусского фронта, овладели важным узлом обороны противника городом Шяуляй.


1-й Прибалтийский фронт, 1944 год.

30 июля 8-й гвардейской механизированной бригадой полковника С.Д. Кремера 3-го гвардейского мехкорпуса был освобожден город Тукумс. В этот же день передовой отряд этой бригады под командованием капитана В.Н. Смотрова вышел к Рижскому заливу. С выходом наших войск к Балтийскому морю последние сухопутные коммуникации, связывающие группу армий «Север» с остальными силами вермахта, были прерваны.

31 июля Шяуляйская операция была завершена. В результате этой операции войска 1-го Прибалтийского фронта продвинулись от ста до четырехсот километров, освободили значительную часть территории Латвии и Литвы и отрезали группу армий «Север» от Восточной Пруссии.

Здесь, в боях под Утеной, пал смертью храбрых капитан Н.М. Плахотный, командовавший 3-й батареей 569-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка 17-й истребительно-противотанковой бригады 43-й армии 1-го Прибалтийского фронта.



Стремясь любой ценой остановить натиск наших войск, враг предпринимал многочисленные контратаки. Против немецкого танкового клина в полосе наступления 43-й армии у села Сервиджай развернулся 569-й ИПТАП.

Подпустив врага поближе, артиллеристы Плахотного открыли поражающий огонь в упор. Потеряв несколько танков, враг откатился. Почти сразу началась вторая атака, за ней третья. Бойцы не отступали ни на шаг. Перед батареей горели свыше 10 танков, из которых 2 уничтожил лично командир, заменивший погибшего наводчика, валялось 150 трупов солдат и офицеров.

Получивший подкрепление враг начал четвертую атаку. Hа батарее Плахотного два орудия были уже уничтожены вместе с расчетами, к остальным почти не осталось снарядов, многие бойцы погибли или получили ранения. Был ранен и сам командир. Расстреляв по наступавшим танкам снаряды, капитан Плахотный организовал круговую оборону и вступил в рукопашную схватку с превосходящими силами врага. В этом бою он уничтожил несколько фашистов. Однако сам был тяжело ранен и без сознания захвачен в плен. Наступление на участке было сорвано, германские войска отошли к своим позициям. Когда немцы откатились обратно, они уволокли отважного командира с собой. Гитлеровцы подвергли его зверским пыткам, переломав ему все рёбра. Капитан Николай Плахотный погиб, не ответив ни на один вопрос врагов.

За образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с германским фашизмом и проявленные при этом мужество и героизм, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 года капитану Плахотному Николаю Михайловичу присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно).

Похоронен герой был в городе Утена, на могиле впоследствии установили обелиск. Его именем была названа улица в этом городе, сейчас она переименована новыми властями Литвы. Сохранился ли обелиск - неизвестно.

@темы: фото, танки, познавательно, история, война

URL
Комментарии
2012-01-20 в 16:57 

Даумантас
House Katsap - We do not jump.
Ну, строго говоря, Утена у меня в названии днева упоминается лишь потому, что это город Довмонта, в честь которого я и взял свой никнейм. Но про литовские танковые войска любопытно) Похоже, что у довоенных прибалтов с танками делами обстояли даже немного получше, чем у нынешних их потомков.

2012-01-21 в 09:39 

TrashTank
"Можно выклянчить все! Деньги, славу, власть, но только не Родину… Особенно такую, как моя Россия"
Даумантас, а у нынешних как??? Или это военная тайна?..))

URL
2012-01-21 в 11:56 

TrashTank
"Можно выклянчить все! Деньги, славу, власть, но только не Родину… Особенно такую, как моя Россия"
Утена у меня в названии днева упоминается лишь потому, что это город Довмонта, в честь которого я и взял свой никнейм
что за кекс, кстати?

URL
2012-01-21 в 12:55 

Даумантас
House Katsap - We do not jump.
TrashTank
а у нынешних как?
А у нынешних, насколько я помню, на всю Прибалтику то ли два то ли три латвийских танка Т-55. Остальное - это две-три сотни бронетранспортеров разных моделей.

что за кекс, кстати?
Довмонт.

2012-01-21 в 13:00 

TrashTank
"Можно выклянчить все! Деньги, славу, власть, но только не Родину… Особенно такую, как моя Россия"
Даумантас, силен мужик. И Тимофей Утену основал?

URL
2012-01-21 в 13:07 

Даумантас
House Katsap - We do not jump.
TrashTank
Да нет, город был уже до него. Он просто был утенским князем по рождению.

2012-01-21 в 13:53 

TrashTank
"Можно выклянчить все! Деньги, славу, власть, но только не Родину… Особенно такую, как моя Россия"
Даумантас, «Довмонт происходил из литовских князей. Согласно некоторым источникам, был сыном Миндовга, братом Войшелка, по другим источникам был старшим братом Тройденя, и владел в Литве Нальшанским уделом.»
Тема Утены не раскрыта.

URL
2012-01-21 в 14:32 

Даумантас
House Katsap - We do not jump.
TrashTank
Так Утена - это исторический центр Нальшан, резиденция нальшенайского князя. С Утеной Даумантаса напрямую связывают беларусско-литовские летописи.

2012-01-21 в 15:56 

Лоренц Берья
А у нынешних, насколько я помню, на всю Прибалтику то ли два то ли три латвийских танка Т-55. Остальное - это две-три сотни бронетранспортеров разных моделей.
По количеству штук это пожалуй больше чем в превоенной Прибалтике.

2012-01-21 в 16:55 

TrashTank
"Можно выклянчить все! Деньги, славу, власть, но только не Родину… Особенно такую, как моя Россия"
Утена - это исторический центр Нальшан
может, как-нибудь общую историю Утены напишешь?

По количеству штук это пожалуй больше чем в превоенной Прибалтике
три танка???

URL
2012-01-21 в 17:07 

Даумантас
House Katsap - We do not jump.
Лоренц Берья
Ну так и масштабы с тех пор существенно изменились.

TrashTank
Да там довольно скучная история на самом деле. Маленький провинциальный городок. Даумантас - чуть ли не самая интересная личность в его истории, да и тот оказался куда больше связан со Псковом, нежели с Утеной. Вот о нем рассказать можно. Давно такие мысли были, да все как-то руки не доходили. Личность на самом деле намного более интересная и неожиданная, чем об этом написано в Вики.

2012-01-21 в 22:05 

Лоренц Берья
три танка???
Вся бронетехника.

2012-01-21 в 22:19 

TrashTank
"Можно выклянчить все! Деньги, славу, власть, но только не Родину… Особенно такую, как моя Россия"
Вот о нем рассказать можно
:yes:

Вся бронетехника.
мы про танки вообще-то

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Убежище Негодяя

главная