TrashTank
"Можно выклянчить все! Деньги, славу, власть, но только не Родину… Особенно такую, как моя Россия"


19.06.2012 в 15:14
Пишет Gonzzza:

В интервью Накануне.RU член президиума "КРО" Александр Босых рассказал, как в нацобщинах должны наказывать преступников, чему должны учить селигеры и что делать с бездельниками-"белоленточниками".

Вопрос: Говорят, Вы возглавите комитет по молодежным межнациональным вопросам. Так ли это?

Александр Босых: Мы на прошлой неделе встречались с Алексеем Александровичем Журавлевым, который вошел в Совет при президенте по межнациональным отношениям, а я свое видение по решению этих проблем ему еще зимой предлагал, соответственно, он меня вызвал и говорит: "Вот сейчас пришло время, сделай структуру этого комитета. Помимо концепции, должна быть еще какая-то конкретика, как это все должно работать". И я сейчас ее пишу. Пишу ее по заданию Алексея Александровича, конкретно для Конгресса Русских общин, для Журавлева. Как с этим связана Росмолодежь, Якименко и все прочие, я понятия не имею. Если пойдет куда-то все это дальше – я буду только рад.

Вопрос: Все это будет на правительственном уровне?

Александр Босых: Алексей Александрович будет инициировать подобные вещи как член Совета при президенте. То есть идея будет озвучена именно на этом уровне. Проводить мы все это будем как Конгресс Русских общин, то есть по нашей инициативе и у нас уже есть план действий, но я не знаю, что можно вам озвучивать, а что нет. Что касается того, насколько это будет официальная или не официальная структура - это не ко мне вопросы.

Вопрос: Как я понимаю, СМИ прочат Вам место Якименко…

Александр Босых: Да пускай прочат! Если честно, для министра у меня сейчас опыт административной работы крайне мал, и я сам не пойду, а вот какое-нибудь направление взять, то же национальное, военно-патриотическое – за это я готов взяться.

Вопрос: Представим, что Вы взялись за эту работу. С чего начнете? Какова главная проблема в межнациональном аспекте?

Александр Босых: Главная проблема в межнациональном аспекте в том, что нет прямого диалога между национальным меньшинством и русским большинством, то есть русскими национальным организациями. Посредниками здесь является пресса, правозащитники, чиновники. Они собирают сведения по слухам или из интернета и доводят это до абсурда, только усугубляя межнациональную обстановку. Я считаю, что главной задачей является налаживание горизонтальных связей. То есть если совершено какое-то преступление, то работать должны, конечно же, правоохранительные органы, но, чтобы это осталось точечным явлением, то есть конкретным преступлением, а не межнациональным конфликтом, помимо этого, должен быть еще межнациональный диалог между участниками этого конфликта. И с помощью власти надо добиться, чтобы по каждому конфликту, каждому столкновению, которое грозит перерасти в какую-то межнациональную тяжбу, собирались представители национальных общин, представители национальных организаций русских и пострадавшие с обеих сторон. За одним столом это должно решиться и за этим же столом остаться. Зачинщиков должны осудить, в первую очередь, свои. То есть, должно быть полное осуждение, плюс должна быть компенсация пострадавшим, должны быть публичные обвинения. Когда будет видна ответственность общин за своих представителей – это очень сильно снизит межнациональную напряженность. И необходимо убрать из диалога правозащитников, экспертов мнимых, которые по своим фантазиям чего-то пишут постоянно. Они не нюхали этих конфликтов, они не знают, как все происходит, они не знают, как все это зарождается, но они почему-то считают, что они эксперты в этом направлении. Вот таких людей надо убирать просто, на пушечный выстрел не подпускать к этому.

Вопрос: То есть Вы будете налаживать межнациональные отношения исключительно методом диалога?

Александр Босых: Должна быть комиссия, которая будет заниматься регулированием межнациональных вопросов в обществе. Не с точки зрения уголовного права – это прерогатива государства, а именно с точки зрения общества. Нужно, чтобы община отвечала за свое быдло, которое есть в любой нации, и зачастую становится причиной конфликтов. Но поскольку это быдло никто из его нации не осуждает, ни мы, ни чеченцы, ни дагестанцы – за своих всегда заступаемся. Поэтому у обывателя такое мнение, что если он вступает в конфликт с кавказцем, например, то он вступает в конфликт со всей диаспорой. Этот стереотип, я думаю, нужно разрушить, в первую очередь, самим диаспорам, чтобы люди увидели, что они не сборище бандитов и отморозков, что там есть нормальные люди, способные отвечать за действия своих земляков. Соответственно главной задачей комиссии будет налаживание горизонтальных связей и внедрение института порицания.

Вопрос: Как Вы относитесь к Якименко и к тому, что он ушел из Росмолодежи?

Александр Босых: У нас молодежная политика связывалась только с движением НАШИ. Оно, как движение, я считаю, оно не состоялось, но там есть ряд хороших проектов и ряд неплохих людей оттуда все-таки вышел. Там есть состоявшиеся, неравнодушные люди, к которым можно обратиться за помощью, которые сами чего-то делают. Так что, в плане кадров, может быть несколько человек они дали, но в целом, молодежная политика по стране если не провалена, то не дала никаких результатов. Поэтому в принципе, уход Якименко, скорее, положительный момент. Может быть, он сыграл свою роль, когда после 90-х нужна была стабильность. Сейчас надо развиваться, и я не уверен, что Якименко смог бы. Я вообще к нему отношусь ровно. Он видел решение молодежных проблем вот так, а я вижу его по-другому.

Вопрос: Как по-Вашему надо решать молодежные проблемы?

Александр Босых: Нужно подключать неравнодушную молодежь ко всем мало-мальски значимым социальным проектам города, села, района, региона. В том числе, надо поддерживать организации, занимающиеся здоровым образом жизни, потому что сейчас есть проблема алкоголизма и наркомании, и молодежь надо убирать с улиц. Для этого необходимы бесплатные клубы, бесплатные соревнования, кружки, которые были еще в советское время. Соответственно, если человек в секцию бокса пошел, и какое-то место за свой район выиграл, пусть ему район или муниципалитет какие-то призы дает, как-то стимулирует его. Этого нет вообще, понимаете?! Более того, я знаю некоторых ветеранов боевых действий, которые за свои деньги сами открывают клубы, но муниципалитет их не поддерживает, а их надо поддерживать. Надо искать кадры, выстраивать из них систему… Сейчас вот Алексей Александрович (Журавлев, - прим. Накануне.RU) законодательную инициативу выдвинул, что надо возвращать военную подготовку в школах. Тоже очень хорошая инициатива. Мужчина должен понимать, для чего он вообще родился. Первая обязанность – защитить свою семью, своих близких. С другой стороны – вот у нас сейчас многие понакупали "травматы", я отношусь хорошо к тому, что население вооружается, но у нас нет культуры общения с оружием, мы начинаем шмалять друг в друга при любой ссоре. А ребенка надо приучать к тому, что оружие – это смертельная вещь, а не игрушка. Ты, как мужчина, должен уметь им владеть, но ты не должен его вынимать по пустому поводу, и если ты идешь пить с друзьями – лучше оставь ствол дома. Вот этим вещам должны учить с малолетства.

Вопрос: Кто вместе с Вами войдет в комитет? СМИ пишут, что компания будет "единороссовская".

Александр Босых: Мы только на прошлой неделе договорились с Алексеем Журавлевым, что я напишу проект. Больше никаких разговоров не было про это дело. И откуда взяли, кто туда войдет – я не знаю. Туда, естественно, войдут представители национальных диаспор, потому что у нас межнациональный все-таки диалог. Понятно, что это будет комиссия под членом Совета при президенте, то есть Журавлевым. Понятно, что она будет привязана к этому Совету. Может, отсюда такие слухи и пошли.

Вопрос: К каким политическим течениям Вы себя причисляете?

Александр Босых: Я всегда называл себя правым, но в классическом понимании этого слова. Правый – это не либерал, а консерватор, националист, патриот.

Вопрос: Если Вы возглавите всю новую структуру, будете ли ездить на Селигер, как это было модно недавно, и вообще в этом русле работать?

Александр Босых: Во-первых, только мои близкие знакомые каждое лето проводят четыре летних лагеря подобного же уровня (от меня - наши лагеря конечно не уровня Селигера. Там 30-40 человек и они больше военно-патриотические, но образовательная часть тоже есть. Имел ввиду что сами проводим лагеря такого же плана). Там, правда, политики меньше, больше историю и патриотизм изучаем. Вообще, в целом, идею этих лагерей я считаю положительной, если ее обкатать и сделать более системный подход. Все-таки один огромный лагерь в год - больше рекламный ход, я думаю, не оправданный. Лучше сделать меньший лагерь, с более проработанной программой и добиваться того, чтобы, если, допустим, человек презентует на лагере какую-то программу и ее одобряют и поддерживают, через несколько месяцев отчеты уже по этой программе должны быть, причем публичные. Чтобы те же СМИ могли увидеть, что вот мы там собираем инициативную молодежь, они представляют свою инициативу, мы их поддерживаем и вот результаты. Чтобы не было такого, что мы все собрались, помахали флагами, сказали"Ура власти! Мы со всем согласны" и до следующего года. Я всегда выступаю за результаты.

Вопрос: Вы много общаетесь с представителями разных диаспор, в том числе, насколько мне известно, Вы общались с представителями чеченской стороны после конфликта у ТЦ "Европейский". Как они отреагировали на происшествие?

Александр Босых: Вообще, официально, их позиция самая правильная. Если взять интервью Кадырова, совершенно четко он сказал, что "вы, ребята, забыли те времена, когда вы не могли спокойно из дома выйти, когда у вас документы на каждом шагу проверяли. Мы больше не будем поддерживать хулиганов и бездельников, которые не могут нормально интегрироваться в обществе. Бездельники будут возвращаться домой". Это очень здравая позиция, и я могу только сказать, что высоко оцениваю такое выступление. На следующий день после конфликта у "Европейского" мы встречались с представителем диаспоры, и он сразу же мне сказал, что если человек напал, если человек резал, то он будет отвечать, и никто его выгораживать не будет: "Его могут начать выгораживать родственники или знакомые, но мы категорически против этого, мы выступаем за справедливый суд". И пока они эти слова подтверждают.
Конфликты были всегда, их было огромное количество в 90-е, в 2000-х, просто это всегда замалчивалось. И виноватой стороной всегда выступали мифические русские фашисты. То есть статья 282 – это русская статья по факту. Сейчас просто ситуация немного меняется. И мы работаем в этом плане, и понимание наверху наконец-то пришло, и Владимир Владимирович в своей программе предвыборной на это указал, так что, я надеюсь на позитивные перемены в этом отношении. Ситуацию решать уже давно пора, конечно.

Вопрос: А что касается ситуации в Варшаве, когда начались беспорядки между местными фанатами и фанатами российской сборной? Это тоже на национальной почве?

Александр Босых: Ситуация в Польше понятна. Там, с одной стороны, политика, потому что у поляков некий комплекс по отношению к России, как к наследнику Советского Союза, а, с другой стороны, есть чисто футбольный аспект. Долгое время пальму первенства по безбашенности внегласно держали англичане, сейчас наши в этом плане не отстают, да и поляки хотят такими безбашенными казаться. Единственное, что я могу сказать, совсем подло нападать на обычных людей. У нас в этом плане все же культура и взаимоуважение в фанатской среде намного сильнее развиты. У нас никогда не трогают обычных болельщиков, которые пришли с женами, с детьми или пожилых людей, которые пришли не подраться, а действительно посмотреть футбол. А в Польше поляки как раз накидывались на обычных людей, одиноких, которые просто приехали посмотреть футбол.

Вопрос: Как предотвращать такие столкновения?

Александр Босых: А зачем? Вот такие, как в Польше, должно предотвращать государство. Если люди идут, чтобы выразить свою позицию, а не драться, если с властями согласованно, никаких оскорбляющих Польшу или поляков лозунгов там не было, то этим должно государство заниматься. А драки между болельщиками разных команд – кому они мешают? В Москве они проходят раз в неделю, и вы ничего не знаете, потому что люди договариваются, уезжают в какой-нибудь парк или лес, дерутся и расходятся. Поэтому смысла бороться с этим, если это не мешает обычным людям, я, честно говоря, не вижу. У нас "стенка на стенку" - вообще традиция русская. А вот такие вещи, как нападение на туристов – это уже вопросы государства.

Вопрос: Как Вы относитесь к "оккупистам". Это же тоже "молодежная политика".

Александр Босых: Там собрались бездельники, которые просто хотят, чтобы их заметили. Я смотрел на них внимательно несколько дней подряд - там же прямые были видеотрансляции. Первые дня два-три они все ждали, когда же убежит Путин. Я так понимаю, что по большей части народ реально верил, что выйдет к ним миллион человек, все сядут задницей на асфальт, и Путин в панике убежит из России. Потом они начали тупо собачиться между собой. Кто-то кому-то не дал слова, кто-то не поделил кассу, кому-то не понравились какие-то лозунги - и начались банальные внутренние сколки.
Я не вижу там никакого конструктива. На мой взгляд, если ты не согласен с курсом действующей власти, ты должен выйти и сказать, с чем ты не согласен и что конкретно нужно делать. Есть простой пример в Текстильщиках по строительству мечети. Люди организовали местных жителей, вышли на митинг, собрали подписи, пошли к префекту и префект пошел им навстречу, и ситуация решилась. Не надо было обвинять ни Путина, ни Собянина, ни жидо-массонов каких-нибудь – просто самоорганизовываться. Вот у белоленточек нет совершенно никакого конструктива. Все их требования заключаются в том, чтобы им дали порулить страной, вот и все, "у нас лучше получится". Как лучше? Что? Никакого конструктивного предложения. Даже в интернете никто ничего не предлагает, понимаете?

Вопрос: Как Вы думаете, кто был неправ 6 мая и кто начал беспорядки?

Александр Босых: Есть реальный кадр, где депутат Госдумы Илья Пономарев призывает: "Давить здесь". То есть он стоит, машет руками "Давайте, здесь давим!" – есть же это видео. Понятно, что, как минимум, один человек, который заводил толпу, у нас есть. Просто Илюша Пономарев знает, что его маменька отмажет, что он из серьезного клана, что они с Абрамовичем как-то работали. У нас есть такие неприкасаемые… Несмотря на то, что они оппозиционеры, они такие "оппозиционеры в системе". Ну, хочет мальчик поиграть в революцию – пусть играется, ему можно. А сажают людей, которые ими спровоцированы. Я, конечно, не возлагаю вину только на него – беспорядки, я уверен, планировались и согласовывались заранее. Им нужна была какая-то кровушка, они должны были получить своих мучеников, показать, что у них кулачки есть и они могут помахаться в случае чего. Но сядут те, кто реально спровоцировался. Я не говорю, что они не виноваты. По большей части это анархисты, отребье это антифашистское. Им в кайф побузить. У них вся идеология в том, чтобы выпендреться, кинуть камень или бутылку, почувствовать себя крутым борцом. Сажать их, наверное, надо, если они совершенно осознанно шли на столкновение с полицией.
А что касается сегодняшних обысков, то я не понимаю, что там ищут. То, что у Собчак есть деньги – это, по-моему, ни для кого не открытие. Проводили обыск у Собчак – нашли Яшина, я тут прочитал недавно. Такое тоже бывает. Мало ли, что у нее там еще было, может, в шкафу Прохоров или еще пара человек.

Вопрос: Как Вы относитесь к нашумевшему закону о митингах? Не будет ли он мешать молодежи вести активную гражданскую жизнь, собираться вместе и так далее?

Александр Босых: Закон довольно дурацкий, честно говоря. Под закон попадает любое массовое мероприятие. Если на свадьбе будет политический лозунг – значит это политическая акция, которая запрещена. Это маразм. Надо это как-то дорабатывать. Но, тем не менее, закон был нужен. Я думаю, что он в дальнейшем претерпит серьезные изменения. С другой стороны, надо ввести какие-то нормы, чтобы это стадо, которое норовит залезть в близлежащий фонтан и орать "Мы здесь власть!", садилось за нарушение общественного порядка. Единственное, что меня не устраивает, что люди сознательно провоцируют полицию, сознательно толкаются, сознательно хамят, делают это на камеру, а в итоге отделаются двумя часами в обезьяннике. Полицию у нас и так не уважают, а с помощью этих карикатурных мер вообще звание полицейского, как представителя закона, превращается в ничто. То есть любая обезьяна может подойти к полицейскому, навесить на себя белую ленту, поскакать перед полицейским с голой задницей, чего угодно ему сделать, а при этом его через 2 часа отпустят даже без протокола. Ну что это такое?

www.nakanune.ru/articles/16603/

URL записи


@темы: фото, перепостинг, мысли вслух, личность